Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Тоталитарные комиксы

На обложке книги Энтони Берджесса, выпущенной издательством «Симпозиум», румяная советская крестьянка любовно обнимает мозолистыми загорелыми руками початок кукурузы размером со взрослого аллигатора. Утверждается, что этот плакат 1961 года так понравился Берджессу во время его визита в Ленинград, что он попытался вывезти драгоценное орудие пропаганды за пределы России, но не смог - помешали советские спецслужбы.

«Клюква для медведей» (в оригинале - Honey for the bears, «Мед для медведей») описывает злоключения британского предпринимателя, которого странным стечением обстоятельств занесло в Советский Союз торговать синтетическими платьями – это и есть обещанный «мед». На первый взгляд, роман изобилует приметами добротного шпионского детектива: чемоданы с контрабандой, фальшивые протезы, накладные груди и прочие милые джеймсбондовские аксессуары. Правда, главный герой, англичанин Пол Гасси, оказался в сомнительной роли шпиона по чистой случайности. В Россию его привел бессмысленный туристический интерес и любовь к несуществующему композитору Опискину: вопреки законам жанра, мистер Твистер переоделся в Джемса Бонда, а не наоборот.
Эту книгу Берджесс написал в том же (1962) году, что и «Заводной апельсин» - произведение, принесшее автору мировую популярность и ставшее основой для знаменитого триллера Стэнли Кубрика. Жутковатая реальность Советского Союза в «Клюкве» мало отличается от мрачной антиутопии «Заводного апельсина» - серые анонимные улицы, равнодушные люди в белых халатах, агрессивные подростки и жаргонные словечки, которые представляют неизменную проблему для переводчика: приходится писать русские слова латиницей – Chainik, Khorosho, Bog.
Несмотря на то, что многие реалии хрущевской эпохи описываются Берджессом остроумно и точно, само по себе советское общество его не особенно интересует. Он создает страну-аллегорию, фантасмагорическое тоталитарное государство, которое стремится стать для человека семьей, домом и богом. И в первую очередь сатирическое послание Берджесса обращено не к Советскому Союзу, а к Соединенным Штатам. Англичанин Гасси говорит об этом предельно ясно: «Америка, по сути, та же Россия. Вы и представить себе не можете, насколько это здорово – не иметь никакого будущего. Все равно что иметь стопроцентно эффективное противозачаточное».
Осознанная философская концепция, в основе которой лежит дух шестидесятнических потрясений, принимает у Берджесса невыносимо легкую форму, напоминающую о детской мечте автора стать художником-аниматором. Его герои живут по законам комиксов, проявляя мультипликационную ловкость и мультипликационную жестокость. Врачи скорой помощи, спекулянты и секретные агенты возникают неизвестно откуда, как будто их только что нарисовали, выбитые зубы восстанавливаются при помощи апельсиновой корки и жевательной резинки, а забытые чемоданы сами прибывают в гостиницу на такси. Румяное жизнерадостное государство пожирает своих детей, пытается сделать из них кукурузные консервы. А дети сопротивляются, придумывая для ненавистного, но все же родного монстра мелкие гадости. И так будет всегда – или, по крайней мере, до тех пор, пока Том не догонит Джерри, а милиция не арестует старуху Шапокляк.