Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Америка под майонезом

Издательство «Иностранная литература» опубликовало перевод книги Ричарда Бротигана с опозданием на сорок лет. В свое время «Ловля форели в Америке» произвела фурор - в 1967 году книга была мгновенно раскуплена, а автор ее безоговорочно признан классиком движения хиппи. Теперь, по прошествии полувека, восприятие самой книги неотделимо от привнесенного временем мифа об американских шестидесятых.
Но, как ни странно, меланхоличный и застенчивый Бротиган (1933-1984) совсем не был склонен объединяться со своим поколением на почве свободного секса, наркотиков и рок-н-ролла. Вместо того, чтобы «шагать в ногу со временем», он демонстрировал куда более модное тогда умение шагать не в ногу. Бротиган сочинял себе жизнь так, как пишут книги – парадоксально, непредсказуемо и артистично. Так, в 1955 году он ни с того ни с сего явился в полицейский участок, требуя, чтобы его арестовали. Получив резонный отказ, писатель принялся швырять камни в окна участка, в результате чего угодил не в полицию, а в психушку – между прочим, в ту самую лечебницу в Портленде, где позже Форман снимал "Полет над гнездом кукушки".
В нашей культуре, усвоивший опыт западных шестидесятых только спустя десятилетие, аналогичное место занял Веничка Ерофеев с его очень похожим имиджем асоциального шизофреника и способностью литературное мастерство выдавать за поток сознания. "Ловля Форели в Америке" напоминает "Москву-Петушки" и своим псевдокраеведческим пафосом: "роман-путешествие" Бротигана оказывается вереницей бессвязных историй, бесполезных советов и бессмысленных наблюдений, кое-как нанизанных на канву путеводителя. Впрочем, и этот принцип организации текста – условность: поэтическое воображение автора просто не способно следовать никакому намеченному плану. Его все время отвлекают ненужные детали и причудливые формы окружающего мира – будь то кладбищенские надгробия, рыба похожая на бухгалтера или пастух с лицом Гитлера. В скитаниях по американской глубинке героя сопровождает Ловля Форели в Америке – не то персонаж, не то навязчивая идея, принимающая разные формы – хромого калеки, отеля в полуквартале от Бродвея или лидера провинциальных коммунистов. С таким же успехом это бесполое существо - или вещество? - могло бы называться Карлом Марксом или Болезнью Паркинсона.
Похоже, повествователю мешает сосредоточиться переполняющий его детский восторг: «Хорошо ли получились фотографии? Сейчас они спят, как семена в пакетике. К тому времени, когда их проявят и напечатают, я уже постарею и мне будет гораздо легче угодить. Смотри, это – ребенок! Смотри, это – Машрум Спрингс! Смотри, это – я!». Жизнерадостная и хаотичная «энциклопедия американской жизни» Бротигана заканчивается фразой «Извините, я забыла послать вам майонез». Потому что у автора, по его собственному признанию, «всегда было чисто человеческое желание написать книгу, которая кончалась бы словом «майонез». В итоге ему пришлось сочинить целую страницу патетического письма, посвященного смерти некоего мистера Гуда, чтобы потом вставить злополучную фразу в постскриптум. Если бы не это обстоятельство, Бротиган наверняка не закончил бы книгу вообще – слишком много в Америке предметов, нуждающихся в назывании.
Юлия Вишневецкая

Deus ex Machina

В издательстве «Аст» появился двухтомник Бориса Акунина «Пелагия и Красный петух». Предыдущие две серии из трилогии про Пелагию - «Белый бульдог» и «Черный монах» - успели зарекомендовать
Collapse )

(no subject)

Она знала это так же верно, как если бы он сказал ей, что он тут для того, чтобы быть там, где она.
Л. Толстой "Анна Каренина"