Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Приходи ко мне учиться и корова и волчица

Оригинал взят у dea_avatara в Юлия Вишневецкая. Практика работы репортера

15 и 22 февраля 2012 года в Школе визуальных искусств состоится двухдневный семинар специального корреспондента журнала
«Русский репортер» Юлии Вишневецкой «Социальная журналистика и фотожурналистика».


Ambuilance worker with his client
Фото Юлии Вишневецкой

На первом занятии - 15 февраля - Юлия Вишневецкая расскажет о практике работы репортера: Как сформулировать тему репортажа? Как найти героев? Как организована работа репортера «в поле»? Как работать в сотрудничестве с фотографом, особенно если фотографом являешься ты сам? Когда можно считать, что материал собран, и пора ехать домой писать текст? Как включить компьютер, сосредоточиться, закрыть фейсбук и написать текст? Как писать текст? Как может быть организована мультимедийная подача материала в интернете? Этика журналиста и его социальная ответственность.
В конце первого занятия участники получат практическое задание, которое нужно будет выполнить за одну неделю.

На втором занятии - 22 февраля - будет происходить «разбор полетов» и
редактирование материалов. Если в результате этой работы появятся действительно сильные тексты, они могут быть опубликованы в журнале «Русский репортер».

Collapse )

Статья про дружбу народов






- Иордания-Колумбия налево! Эквадор-Котдивуар направо! Монголия! Где у меня Монголия? Все выстраиваемся на финал! И-и-и…

- Не слышны в саду даже шоооооо-раааа-хиииии!...


Седой интеллигентный дед с хэмингуэевской внешностью, размахивает руками, как Спиваков. Глаза горят, на лице - вдохновение. В спортивном зале РУДН готовится большой юбилейный концерт, посвященный 50-летию вуза. Список стран, из которых приедут гости - это половина земного шара. Та половина, для которой важна Россия: Иран, много Китая, сколько угодно Африки и Латинской Америки. Можно спорить о геополитической роли «Лумумбария» в судьбах мира, но ясно одно: именно благодаря своей «многоцветности» РУДН сегодня - это один из самых интересных и современных вузов в стране. Это маленькая империя, которой приходится решать те же задачи, которые стоят перед Россией и любым многонациональным государством. Как предотвращать этнические конфликты? Какова должна быть мера авторитарности в управлении? Как выстроить национальную политику, чтобы все жили по общим правилам, и в то же время сохранять собственную идентичность? Как конкурировать с другими странами? Эти вопросы здесь витают в воздухе.



В кафе двое арабов, запивая шаурму кока-колой, Collapse )

Дикий Курдистан - школа и зверырок.





Санин текст про это здесь





Курдские дети кричат Ne mutlu turkum dyene - "Какое счастье называться турком!"













Когда пришел Ататюрк, у курдов не было фамилий. Им стали специально давать новые выдуманные фамилии вроде "Ёзтюрк" (настоящий турок), "Аслантюрк" и т.д.





Collapse )

Статья про Чечню

"Further war is not pleasing to God” – A visit to the Chechen mountain schools

Чечня еще недавно была территорией смешения множества идеологий. До восемнадцатого века главной силой здесь были адаты, суды старейшин, регулирующие отношения горцев сложной системой сдержек и противовесов. Потом суфии принесли в Чечню ислам в его эзотерической разновидности. В девятнадцатом веке возникла Россия с ее имперской идеологией, а в двадцатом добавился еще коммунизм. В девяностые годы, на фоне сепаратизма, многие чеченцы стали приверженцами ислама в его ортодоксальной форме. Но в результате войн и нынешнего "восстановления мирной жизни" Чечня оказалась почти полностью деидеологизирована - главной проблемой людей стало выживание и минимальное сохранение собственного достоинства. Можно ли еще в Чечне вообще говорить о каких-либо убеждениях? Где еще стоит искать осмысленность? Я пыталась ее почувствовать в чеченских школах, в местах мусульманских святынь и в немногих сохранивших свою генетическую память горных селах.





От сочетания кавказского гостеприимства с исламским чувствуешь себя порой крайне неловко: здесь какие-то совсем уж утонченные правила. Например, все чеченцы считают своим долгом вымыть гостю обувь: и непонятно, что делать, то ли благодарить, то ли извиняться, то ли вопринимать как должное. Чеченец всегда постарается выполнить любую твою просьбу, но что он при этом реально чувствует - возможно, страх, неловкость или сомнение - приходится догадываться по нюансам интонации или вообще не догадываться. Вообще в Чечне в голове все время работает незримый вольтметр, оценивающий напряженность ситуации. От этого очень устаешь: Можно ли сфотографировать? Можно ли покурить в присутствии этих людей? Можно ли об этом спросить? Все время приходится себя контролировать, а это, как известно, гораздо хуже, чем когда тебя контролирует кто-то другой. И наоборот: чувствуется, что у людей, с которыми ты разговариваешь, в голове работает тот же приборчик. Например, в одной школе, которая находится на горе, завуч сказал, что село было важной стратегической точкой и военные этим пользовались. "Как пользовались?" - автоматически переспросила я. Он посмотрел на меня каким-то странным взглядом, воцарилось тяжелое молчание, которое кто-то прекратил следующим вопросом. Как потом выяснилось, у этого завуча брат был боевиком, а другого брата посадили за пособничество. Отец их после этого умер от инфаркта. Потом в конце разговора завуч сказал: "Спасибо вам большое, хоть вы и русские. Я понимаю, что у каждого народа есть разные люди, и хорошие, и плохие, но что было, то не перечеркнешь". Он, видимо, собирался по-другому расставить акценты, но получилось так. Впрочем, это был единственный случай такой откровенности.

Collapse )