Yulia Vishnevets (kunstkamera) wrote,
Yulia Vishnevets
kunstkamera

Category:

Статья про Лестер




Вышла моя статья о городе Лестер, который скоро станет первым в Великобритании городом "не-белого большинства" - про мультикультурализм, постимпериализм, бремя белого человека и шариат.




При въезде в индуистский район стоит небольшой памятник Махатме Ганди. Какие-то хулиганы сдвинули на лоб очки святого, так что теперь они странно торчат из его головы. Скульптор изваял великого пацифиста в движении, во время знаменитого «соляного марша», предпринятого Ганди в 1930 году качестве протеста против монополии Британии на производство соли. Махатма делает шаг в сторону улицы Белгрейв, золотой жилы города. Он смотрит на тамильские рестораны, на магазины сари и ювелирных изделий, на индийские банки, на лавки специй и благовоний. Двухэтажные дома кирпично-фабричного цвета выстроились в ровную линейку, как рота солдат, как будто вся Англия приветствует соляной марш.





В офисе центральной мечети белые полисмены сидят в белых носках, пьют чай и обсуждают с имамами случай на прошлой неделе: сомалиец поставил машину в неположенном месте, не послушался женщину-полицейского, которая ему на это указала, толкнул ее и убежал, спрятавшись в мечети. Прихожане разрешили женщине войти в зал во время молитвы и арестовать негодяя. И даже не потребовали разуться.

Весьма феминистская мечеть - мужчинам нельзя в женскую часть, а женщинам можно в мужскую.
















В мусульманском спортзале девушки в хиджабах размахивают бадминтонными ракетками - «Спорт онли фор муслим лэдиз». А на лужайке неподалеку пакистанские подростки играют в крокет и футбол.










- А часто у вас бывают преступления на национальной почве?

- О да, случаются. Например, несколько месяцев назад африканец с карибских островов обозвал таксиста «паки», здесь это страшное оскорбление. Это типичный пример hate crime. Таксист сразу это сообразил и повез пассажира в полицию. К счастью, это городское такси, в котором установлена видеокамера. Теперь ему грозит огромный штраф или полгода тюрьмы.

В некрасивом прямоугольном здании, напоминающем склад или гараж, арендуют помещение африканцы-пятидесятники. Во время молитвы они плачут, падают на колени, говорят языками.






































Но мы не задерживаемся надолго, потому что спешим в сикхский храм, на ежедневный бесплатный ланч. Обедать приходят не только сикхи - молодой англичанин тоже присоединился к трапезе. Военный в отставке и, судя по всему, наркоман. Говорит, что «этой стране скоро придет конец». Ко мне подходит представительный молодой сикх в костюме и дорогих часах. Без бороды и стриженный, так что сикхом его можно назвать только условно.

- Вы из России, да? Не могли бы вы мне подсказать, с кем там связаться, чтобы распространять наши изделия. Мы делаем пальто и куртки - наподобие «Барбур», но только теплее. Это семейный бизнес, достался мне по наследству от деда. В России ведь холодно, да?












В большом холле неподалеку от индуистского храма собрались все британские индусы касты Мистри.







Они собрали 20 000 фунтов стерлингов в помощь хосписам. На благотворительный вечер, посвященный этому событию, приехала кузина королевы, лэди Дженифер. Индусы пляшут под заводную песню на суахили -сначала по одиночке, а потом, когда мелодия становится медленней, на европейский манер разбиваются на пары.





















Они учили суахили в школе, в Африке.

Чернокожий выходец с Ямайки описывает мне свою национальную идентичность:

- Нет, англичанином я себя ни за что не назову, хотя я здесь вырос. Британцем - пожалуй, да. Ну представьте, если вы с семьей вдруг переехали в Африку - будете вы называть своих белых детей, скажем, нигерийцами?

В медресе имам просит мальчиков назвать страну своего происхождения:

- Пакистан
- Бангладеш
- Уганда
- Африка
- А поконкретнее? Где вы жили раньше?
- Англия? Лондон? Лестер?

Он уже не помнит, откуда приехали его родители.

Мэр города встречает меня в торжественной мантии и массивной золотой цепи с медальонами, выкованной в позапрошлом веке. Он похож на персонажей Льюиса Кэролла - кажется, что сейчас превратится в игральную карту или в шахматную фигуру. Я не знала, что буду общаться с мэром, звонила ему как обычному депутату, которым он является по совместительству. Мистер Холл показывает мне здание городского совета - портреты лордов 19 века, зал суда, из которого лестница уводит прямо в казематы. Зал заседаний, где слева сидят лейбористы, справа - консерваторы, портрет королевы. Все как в Лондоне, только в миниатюре, даже башня с часами на центральном перекрестке воспринимается как младший брат Биг Бена.

- Недавно у нас были публичные слушания, на которых пришлось объявить о сокращении госслужащих. Горожане обычно сидят вот здесь, на балконе. В этот раз они устроили такой шум, что пришлось прервать заседание на полчаса. А вот дубовая доска, на которой вырезаны имена всех мэров за последние 150 лет. Когда я покину свой пост, здесь будет вырезано и мое имя…







По улице среди машин проносится цыганская повозка. Мульти-культи тут ни при чем - в городе до сих пор не отменено старинное законодательство, признающее лошадь транспортным средством.

На рынке почему-то торгуют одни англичане, причем в основном молодые парни. Перекрикивая друг друга, рекламируют свой товар в соответствии с какими-то неписаными правилами рыночной риторики. А в городском совете, наоборот, сидят индусы и пакистанцы. В Зазеркалье даже левостороннее движение не кажется удивительным.

КАСТЫ

«Одни поклоняются коровам, другие их едят. И все живут вместе» - говорят в Лестере. Это действительно уникальный город - и с точки зрения толерантного климата, и по экономическим показателям - за последние 40 лет Лестер из заштатного фабричного городка превратился в привлекательный предпринимательский центр.







Конечно, успех Лестера - это, во многом, результат сознательной политики местных властей, которые изобрели для ничем больше не примечательного городка бренд столицы британской толерантности. На протяжении многих лет здесь выстраивалась тщательная система сдержек и противовесов, позволяющая представителям каждого этнического или религиозного сообщества договариваться с полицией, с администрацией и друг с другом, в результате чего бренд постепенно стал реальностью.

- Очень важно, чтобы каждое сообщество по отдельности и все вместе взятые доверяли полиции, - говорит мэр города, - чтобы не было ощущения, что полиция кем-либо ангажирована. Поэтому мы регулярно устраиваем встречи полицейских с населением в каждом районе города. В октябре к нам пришли националисты, English Defence League. Тогда весь город объединился против них, все вышли на улицы, и, сотрудничая с полицией, не допустили погромов и беспорядков.

Но самый существенный вклад в лестерское экономическое чудо внесли иммигранты из Кении, Уганды и Танзании. Это очень интересная категория выходцев с индийского субконтинента, в основном из индийского племени гуджарати. Из их истории становится понятно, что британский мультикультурализм - это прямое следствие колониальной политики империи. Когда англичане колонизировали Африку, население Индии, которая уже давно входила в состав Британской империи, массово рвануло туда зарабатывать деньги - англичане считали, что с работой на железной дороге и в других колониальных госучреждениях индусы справляются лучше, чем коренные черные племена. Совсем пожилые эмигранты Лестера могут вспомнить, как они несли бремя белого человека, служили в британской армии и «учили африканцев носить ботинки». То есть они как бы ощущали себя представителями циливизованной Великобритании в дикой черной стране. Некоторые гордятся тем, что выходцы из Индии привезли в Уганду и Кению британскую экономику.

Разумеется, в Африку отправились самые активные и предприимчивые, многие из них там и остались, и понемногу занялись торговлей и банковским делом. Право иметь землю в колониях предоставлялось преимущественно англичанам, поэтому индусы, как евреи в Европе, расселились в городах и освоили городские профессии.








В итоге в колониальной Африке сложился отчетливый социальный триколор: азиаты торговали, африканцы занимались ручным трудом, европейцы разделяли и властвовали. Сегрегация была очень большая - у всех были свои школы, свои районы, пересекались только изредка - эта модель потом в модернизированном виде самовоспроизвелась в Лестере. Вообще индуистские жители Лестера описывают жизнь в Африке с теплотой и ностальгией: «Мы все жили рядом, никто не ссорился, мы отмечали и Дивали и Рождество, африканские праздники и мусульманские. У каждого было свое место и каждый хорошо знал свое место». Вообще многие старые индусы, говоря о Британской империи, утверждают, что «раньше было лучше». Это очень похоже на ностальгию пожилых коммунистов: раньше был порядок, у всех равные права, не было взяток, а потом начался беспредел.







После того как африканские страны обрели независимость, там началась борьба за власть между черными племенами. Выходцы из Азии стали мишенью постколониального гнева - их обвиняли в том, что они подрывают экономику страны, высылая деньги на родину, не хотят участвовать в создании новой государственности, не вступают в браки с местным населением.

В 1972 году в Уганде генералу Иди Амину приснился сон, что всех азиатов надо выселить за 3 месяца, что он и сделал. Индийские граждане Великобритании были вынуждены бросить все свое имущество и покинуть страну. Они могли поехать либо в Индию, где за 30 лет все изменилось, либо в Великобританию, гражданство которой они получили несколько поколений назад - у всех африканских индусов были британские паспорта. Большинство гуджарати предпочли метрополию и почему-то полюбили Лестер. Азиатское население Лестера за несколько недель так увеличилось, что власти города были вынуждены публиковать объявления в газетах Уганды: «В целях вашей собственной безопасности советуем вам выбирать для поселения другие города». Это привело к еще большему ажиотажу вокруг Лестера, вслед за Угандой последовала Кения, Танзания, Малави - в итоге в семидесятые годы в Лестере осели несколько десятков тысяч индусов.







Но удивительнее всего то, что в результате этих миграционных процессов город не просто ничего не потерял, а, наоборот, постепенно расцвел и преобразился. Новые британцы хорошо знали английский - на нем велось преподавание в колониальных школах - и вообще были знакомы с британской культурой и подготовлены к тому, чтобы стать частью этого общества. Они оказались очень предприимчивы, трудолюбивы, настроены на образование и интеграцию. «We are hard-working people», - говорят они, - «мы много работали и теперь у нас все есть, наши дети учатся в университетах, мы даже успешнее англичан». И это правда. По статистике средний индус получает 460 фунтов в неделю, средний англичанин - 334, средний пакистанец - 270, а средний африканец - 260. «Англичане живут для себя, а мы живем для детей. Наши родители экономили каждую копейку, откладывали на наше будущее. А англичане хотят только получать удовольствие здесь и сейчас,» - говорит Правин, владелец небольшой типографии. Многие старые иммигранты сетуют на «новых иммигрантов», которые приезжают в поисках убежища и живут на социальное пособие.

- Мы тяжело работаем день и ночь, мы платим налоги. А им все достается задарма - возьмут палочку и в собес - вот, дескать, я ходить не могу. В этой стране пособия такие высокие, что выгоднее жить на них, чем пытаться найти место. И теперь они удивляются, что у нас рецессия! - говорит Аша, администратор общественной приемной Белгрейва.

Самое удивительное в индусах - это стремление во что бы то ни стало восстановить тот социальный статус, который у них был на родине - неважно, в Индии, Уганде или Танзании. Вообще-то иммигрантам всех стран мира это не свойственно - все слышали об инженерах, ставших таксистами, о врачах, ставших бэбиситтерами. А у индусов наоборот, сплошные истории успеха: «Мой отец продавал ботинки, а я продаю искусство, - хвастается пожилой фотограф Маз, - Законы бизнеса везде одни и те же. Я тяжело работал и теперь я в десятке лучших фотографов мира».(Конечно, Маз немного преувеличивает, но для индусов это вообще характерно) «В этой стране мы должны быть гораздо упорнее, чем белые люди. Только тогда нас оценят - говорит аудитор Суреш, - Ты можешь быть в сто раз умнее и компетентнее, но в должности все равно повысят англичанина. И только когда он уволится, вспомнят о тебе. Я тяжело работал и теперь я собираю налоги с белых людей…»






Таких историй - тысячи. И в каждой прослеживается стремление во что бы то ни стало встать на свое место в кастовой иерархии. Когда высшее образование в Великобритании еще было бесплатным, они использовали эту возможность по полной программе - и теперь, в отличие от многих англичан, большинство укорененных индусов в состоянии финансировать своих детей и внуков.

- Меня выдали замуж за инженера, который поехал учиться в Великобританию. Первое, что мне захотелось сделать - это вернуться домой, - рассказывает 60-летняя Манджула Суд, - здесь было очень холодно и тяжелая, бедная жизнь. В Индии я ни в чем не нуждалась, я получила хорошее образование, у нас были слуги, в нашем доме было 23 комнаты. Но дедушка сказал - не смей! Ты должна добиться успеха в Англии. И я стала добиваться. Сначала пошла на педагогические курсы, потом стала работать учителем начальной школы. Мне не разрешали носить сари - но я сказала, какое вы имеете право? Это моя культура - и я буду носить сари.







Сейчас Манджула Суд - депутат городского совета от лейбористов. 2 года назад она была мэром города - первый случай в истории, когда этот пост заняла женщина из Индии. Манджула по-прежнему носит сари и говорит с очень сильным акцентом. Один из ее сыновей тоже стал депутатом, другой работает финансовым консультантом в Лондоне.

- Каста - это очень важно для нас. Моя каста относится к разряду кшатриев, это люди, занятые на государственной службе. От касты нельзя избавиться, она всегда останется с человеком.






Продолжение - про мусульман
Tags: england, multi-kulti, дружба народов
Subscribe

  • Ай-я, хабиби!

    Я тут сделала величайшее культурное открытие. Оказывается, песня про жопу небритую... Но, впрочем, все по порядку. Вот песня. Послушайте и…

  • Из архива: бакланка

    Тренинг по уличной драке для среднего класса. Cтатья Вадима Аплетаева в РР…

  • Статья про коллекторов

    Мелькнула в РР еще недели две назад, а потом я срочно улетела в Грузию и не успела сюда выложить. Съемка коллекторов довольно странная - нельзя…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Ай-я, хабиби!

    Я тут сделала величайшее культурное открытие. Оказывается, песня про жопу небритую... Но, впрочем, все по порядку. Вот песня. Послушайте и…

  • Из архива: бакланка

    Тренинг по уличной драке для среднего класса. Cтатья Вадима Аплетаева в РР…

  • Статья про коллекторов

    Мелькнула в РР еще недели две назад, а потом я срочно улетела в Грузию и не успела сюда выложить. Съемка коллекторов довольно странная - нельзя…