Yulia Vishnevets (kunstkamera) wrote,
Yulia Vishnevets
kunstkamera

Categories:

Масленица в русской глубинке





Кто любит свою тёщу? Подходите, кто носит с собой портрет любимой тёщи? Смелее, смелее, молодой человек! Вот она, любимая тёща, прямо в мобильном телефоне! Вася никогда не расстается со своей тёщей! Вася, скажите, за что вы любите тёщу? Даже больше, чем родную маму? Вот молодец Вася, Вася получит приз, поздравляю, Вася! Ну, кто еще любит тёщу?"
Три тысячи зевак восторженно апплодируют Васиному позору. На сцену поднимается следующий смущенный молодой человек. "...А теперь мы будем играть в народные праздники. Кто знает больше всех народных праздников? Масленица - правильно! Кто еще? Сретенье - правильно! - Благовещенье - правильно! - Новый год!" Жители Углича и туристы фланируют между воздвигнутой на площади эстрадой и находящимися поодаль одинаковыми палатками с блинами и шашлыком. Шашлык стоит 60 рублей за сто грамм, блин - 8 со сгущенкой и 35 с красной икрой. "Шашлык-машлык!" - кокетничает со мной восточный парень, явно не понимающий, почему власти города платят ему за всю эту суету. Шашлык, кстати, очень вкусный, блины - так себе. Вообще, никогда не могла понять, почему сладкие блины и соленую икру едят вместе.
Рядом с ларьками - длинные деревянные столы, в основном уже заваленные пустыми тарелками. Водка у всех своя: две подруги-пенсионерки чокаются прозрачными пластиковыми стаканчиками, рядом с ними устроилась молодая семья, из антикварных чугунных санок с привязанной плетеной люлькой выглядывает краснощекое детское лицо. Люди, как я заметила, пьют в той компании, в какой сюда пришли.
"А теперь выступает народный ансамбль "Сударушка", - доносится с эстрады. На сцену выходит колонна из двадцати старушек, поверх черных пальто накинуты одинаковые цветные платки. Их голоса едва различимы сквозь записанные на пленку звуки. "Конфетки-бараааа-ночки, словно лебеди саночки" - звучит воинственно и гордо, как будто поют гимн. Вдруг пленку заедает: "Ой вы, кони залет-лет-лет-лет-лет-ные". Я сначала подумала, что это бабушки так прикалываются. Но тут песня становится грустной, и в голосах старушек появляется заунывная есенинская интонация: "все прошло, все промчалося в безвозвратную даль. Ничего не осталося, лишь тоска да печаль".
На эстраду пялится двухлетний ребенок. Бессмысленно и маниакально, как дети смотрят мультики. При виде его мне почему-то хочется плакать.

Захожу погреться в автобус ряженых. "Вы откуда," - спрашиваю приветливых молодых людей в русских костюмах. "Мы из Молодежной Организации Города Углича, сокращенно - МОГУ - нараспев отвечает мне румяная красавица. - Наша организация занимается культурной жизнью молодежи, мы устраиваем различные мероприятия, посещаем населенные пункты угличского района. Мы много делаем для детей и пенсионеров. Недавно мы организовали сбор средств для больных детей..." В автобус заходит рассерженный молодой человек: "Издевательство какое-то! Заставляли пить ледяное пиво через соломинку. Вытащили на сцену, говорят, надо перелить пиво из банки в чашку и говорят, пей! Это на морозе-то! И в награду дали еще одну банку такого же пива."
Вдруг снаружи кричат: "Масленицу жечь пошли!" Я бегу за толпой. "Будем Масленицу провожать, да весну встречать!" - доносится из репродукторов. Я замечаю, что девушки, которые произносят текст со сцены, не попадают губами в запись.

Тряпичную куклу на палке водружают на гору дров, поливают керосином. И вот она горит. В этом есть что-то очень древнее и страшное. Мне даже показалось, что люди стали серьезными, а музыка - торжественной. Кто-то вспоминает, что сегодня еще и прощенное воскресенье и просит у друзей прощения. Очень быстро от румяной улыбающейся фигуры остается мрачный черный крест. Удивительно, что на фоне общей амнезии этот обряд по-прежнему выглядит живым, языческим и по-настоящему корневым.

В селе Улейма в двенадцати километрах от Углича Масленица уже почти догорела, начался мордобой. Дети бросают в костер снежки и клочья сена. Перед сельским магазином возвышается табличка: "Прямо пойдешь - все что ищещь найдешь". У меня вообще-то есть журналистское задание: узнать, за что люди в этот день просят друг у друга прощения. "Если не узнал кого," - отвечает благообразный старичок в очках, - я дальше трех метров без очков никого не вижу". "У бабушек просила прощения, что ждали меня на морозе, - говорит его жена - а вообще-то у всех, за все". "А мне не за что просить - я всех люблю!" - включается престарелая алкоголичка. "А вы?" - неуверенно обращаюсь к парням в черных шапках. "А чего я буду просить прощения - пусть вот он у меня просит прощения... А че я тебе сделал? Сам проси прощения! Че-че? А, ну извини..." Парни уходят за магазин, где на фоне водонапорных башен в огненном зареве обрушивается на землю черный крест Масленицы, знаменуя собой конец совсем недавно начавшейся русской зимы.








































































































































































































































































































Tags: article, best, provinces, social problems
Subscribe

  • И еще про выборы

    Вышел в сокращенном виде мой репортажик про то, как в Германии все по-другому с выборами В ресторане «Боннер Штубе», гнезде христианских…

  • Репортеры вдоль границ: МЕДНЫЕ ТРУБЫ

    А вот угадайте, как будет по-сербски "кинематограф": – синематограф; – дикобразина; – биоскоп. Правильный ответ - в сербских заметках…

  • Статья про Боснию

    Вышел мой репортаж про то, что будет, если гопники, хипстеры и кавказцы начнут отрезать друг другу уши и яйца. Причем тут Босния - поймете, если…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • И еще про выборы

    Вышел в сокращенном виде мой репортажик про то, как в Германии все по-другому с выборами В ресторане «Боннер Штубе», гнезде христианских…

  • Репортеры вдоль границ: МЕДНЫЕ ТРУБЫ

    А вот угадайте, как будет по-сербски "кинематограф": – синематограф; – дикобразина; – биоскоп. Правильный ответ - в сербских заметках…

  • Статья про Боснию

    Вышел мой репортаж про то, что будет, если гопники, хипстеры и кавказцы начнут отрезать друг другу уши и яйца. Причем тут Босния - поймете, если…