Yulia Vishnevets (kunstkamera) wrote,
Yulia Vishnevets
kunstkamera

Categories:

Апостол Косыгина



В Дорогорском, стоящем напротив, на другом берегу Мезени, нам посоветовали сходить к бывшему главе администрации. Александр Житов - 60-летний мужик, симпатичный, но непрошибаемо-советский, 22 года был председателем сельсовета. Оказалось, что его бессмысленно расспрашивать о том, что есть, - он говорит только о том, как должно быть. Говорит-говорит, глаза сверкают из-под мохнатых бровей, перебивать бессмысленно: «От реки кормиться не имеем права! На Канин мыс пропуск с июня 2006 нужен - пограничная зона. Теперь бумажки оформляй. А шпионы к нам всегда и так проберутся! В этом году со сватом тонну камбалы привезли, хотел оформить – а говорят, нету квот, квоты на Канин нос выдает Нарьян-Мар. Кто их придумывает, эти квоты? Да этой камбалы в море, как комаров в тундре! Все ведь понятно - если чиновники не будут выдавать квот, их сократят. В этом году в Архангельске в запрос на квоты забыли вписать корюшку - а в Москве и не дали квот. Нельзя ловить. Зачем за каждым шагом следить? Сами разберутся мужики! Весной птица пошла на гнездо – мы сами не заденем… Нет, контролер за каждой елкой! У нас только контролирующие и инспектирующие органы и работают. Сельского хозяйства нет – а контора в Мезени есть! И все наблюдают. Вот Чумичев, наш фермер – брошенную землю скосил – ему сразу 2 тыщи рублей штрафу! Надо премию давать за это – все луга ивняком в руку толщиной заросли. Везде сейчас создали муниципальные образования, каждая деревня теперь "эм-о", набрали штаты - а и старые штаты остались в районе. А нужно было сделать так, – Житов смотрит в глаза и замедляет речь, чтобы я успел записать: МО «Мезенский район» и МО «Лешуконский район». А в деревнях оставить сельсоветы. И всё...»
Александр Николаевич мужик насквозь местный - охотник, гостеприимный, речь колоритная. При этом его сознательная память не идет глубже благодатных времен "Алексея Николаевича Косыгина" - всегда только так, с именем-отчеством. Тогда все делалось как положено. Мысль о том, что всего сто лет назад этот край спокойно жил совсем по-другому, без дотаций и государства, ему не свойственна. "На севере без помощи государства жить нельзя! Нас нужно скрестить с медведем - мы можем только летом существовать. А зимой спать..."
И вместе с тем в нем проглядывает какое-то свободолюбие. "Меня имают, но я перед ними не склоняюсь!" - говорит он о рыбнадзоре. И в этой смешной фразе вдруг чувствуется энергия неповиновения, которую веками накапливали эти места. Все-таки эта земля была освоена свободными людьми, и потом Север был свободнее, чем остальная Россия - когда везде были татары, крепостное право, и даже сейчас, когда везде нашли нефть, а здесь пока только ищут. Тут всегда было много несогласных: новгородские бояре, бежавшие от Грозного, ссыльный протопоп Аввакум и староверы, потом ссыльные революционеры. Теперь эти древние духи неподчинения ушли глубоко в болото - и лишь иногда зачем-то вылезают наружу, произвольно и нелогично выбирая себе убежище в современном мире - и вдруг прозвучат в какой-то случайной фразе или шутке.

Вообще-то люди на Севере непрестанно готовы шутить. Слово, сказанное в простоте, в нейтральном тоне, говорит только о том, что человек не в настроении или ему некогда быть собой. В хорошем же расположении духа, в защищенном – мезенец непременно обволочет свое высказанное мнение в радужную пленочку шутки и самоиронии. Чуть насмешливый взгляд вашего собеседника обозначает только то, что он вас принял и считает теперь равным, поэтому предлагает поучаствовать в состязании индивидуальностей. При этом он с легкостью готов обратить свой прицел насмешливости и против про себя. Кажется, что это урок самостоятельного мнения и открытый всем индикатор душевного здоровья.
Это чувство как-то очень близко к чувству самодостоинства, и кажется его оборотной стороной. Некоторые нормы поведения усваиваются здесь очень рано. Парнишка десяти лет - уже сложившийся характер, списанный с отца или старшего брата. Говорит и поступает уже по-взрослому, уже осознает, что живет на виду. В городе мы привыкли иметь дело не с человеками, а с функциями. Здесь же, носителем какой бы функции и должности ты ни был, тебя будут воспринимать целиком, как личность, - просто в данный момент выступающую не от своего лица. Но обращаться к тебе все равно будут насквозь этой личины, - к личности. Здесь нельзя быть просто инспектором ГАИ или почтальоном – здесь ты известный с детства человек, из рода таких-то, носящий прозвище отца, который был на хорошем счету или был человек не без хитрости. Целые династии живут тут с прозвищем, данным деду или прадеду - Пароход, Вертолет, Рашпиль...
Если ты приехал сюда в 1991 году, то и через 15 лет к тебе будут относиться как к чужаку – потому что сколь бы безупречной ни была твоя репутация, у нее всегда не будет хватать одного необходимого измерения: заднего фона родительского дома. В этом смысле ты навсегда останешься для местных темной лошадкой. Такой подход характерен, конечно, для всех замкнутых и небольших сообществ – но много ли осталось таких общин в нынешней постоянной ротации населения? Существование же такого «гамбургского счета» поверх – или основой – любой структуры власти – дает совсем иное измерение, организует общество на иной основе, чем ГК и УК. И в нем же, в этом цельном подходе к человеку, есть огромный резерв сопротивляемости. Не случайно первое, что делали московские великие князья, присоединяя новгородские земли – «выводили» в центральную Россию зажиточные и авторитетные семьи и роды и населяли освободившуюся пустоту людьми, присланными из других волостей – та же самая практика вспашки общества глубоким плугом, которая стала основой национальной политики СССР.




Текст практически bars_of_cage, слегка в перепутанном порядке.
Tags: article, north, portrait, provinces, village
Subscribe

  • Швейцарцы спросили

    Для справки: швейцарцы - это такие немцы в квадрате. По сравнению со швейцарцами, немцы - это грубые варвары с Востока, которые перебивают друг…

  • Немцы спросили

    А Путин - он правый или левый? И опять поставили меня в тупик.

  • Литературная мафия и литературная магия

    Моя подруга Аня Старобинец открывает маленькую, но прекрасную литературную студию. Я своих детей уже записала. Смотрите, что она пишет! Друзья! Я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments